(фото) Памяти Николая Караченцова…

3 ноября было девять дней, как ушел из жизни народный артист, советский и российский актер Николай Караченцов.

Менее, чем за 11 месяцев до трагической аварии, случившейся в феврале 2005 года, Николай Караченцов выступал в Горно-Алтайске. Было это 30 апреля 2004 года.

Пожалуй, за 10, а может и более лет, это был первый случай, когда артист такого уровня приехал к нам не в рамках предвыборной кампании, не на день города, а так, как живет весь цивилизованный мир – на концерт за деньги зрителей. К великому сожалению, наш город – не избалованный выступлениями подобного уровня, не смог достойно встретить такого артиста и устроить аншлаг в небольшом, всего на 400 мест, актовом зале университета, имея в своем арсенале более 50-ти тысяч жителей. Зал был заполнен всего лишь наполовину. Барнаул, Бийск и Белокуриха выглядели более достойно. Очень жаль…

Актер читал стихи Роберта Рождественского и Евгения Евтушенко, исполнял песни со своего последнего, на тот момент, компакт-диска “Моя маленькая леди”, некоторые песни предварял комментариями. Кроме Николая Караченцова, на сцене блистала выпускница Школы искусств города Красноармейска, выпускница ГИТИСа, лауреат международных конкурсов Марина Ширшикова. Сначала девушка лихо станцевала степ. Затем артисты вышли вместе и на пару продемонстрировали степ высшего разряда. Ну и, напоследок Марина показала, что она еще и аккомпаниатор. Рояль был в ее распоряжении, и Марина сыграла несложную композицию, подпевая артисту. После номера Николай Петрович даже пошутил: – Это почти Галина Вишневская, Елена Образцова и Монтсеррат Кабалье в одном лице, то бишь лице Марины Ширшиковой! Сам же Николай Караченцов, безусловно, смог удовлетворить публику, исполнив свои известные песни. Финал концерта был феерическим. Актер честно заслужил овации и благодарность зрителей.

В то время, телекомпания «Планета-Сервис» традиционно размещала рекламу подобных мероприятий, и у нас была договоренность о съемке концерта. Но, прямо перед его началом, администратор артиста запретил снимать весь концерт, оставив только возможность коротких фрагментов для новостей, и пообещав после концерта не более пяти минут для короткого интервью.

Для записи интервью мы расположились прямо на сцене, и когда заготовленные вопросы у меня закончились, общение просто и незаметно перетекло в непринужденную беседу. Вместо отведенных пяти минут мы проговорили почти час. Отправляясь на концерт, я захватил с собой из своей коллекции виниловых пластинок двойной альбом с записью рок-оперы «Юнона и Авось». Николай Петрович был приятно удивлен, т.к. в то время винил уже полностью был вытеснен CD дисками. Он подержал альбом в руках, достал фломастер, написал: «Юрий! Добра Вам!», и размашисто расписался. Понимая, что надпись получилась персонально для меня, я попросил сделать ещё одну – для всего нашего коллектива (для этого у меня был приготовлен плотный лист формата А4). Николай Петрович улыбнулся и написал: «Доброй и счастливой жизни Вам!». Оба этих автографа с пожеланиями, я бережно храню…

Общение с артистом оставило у меня самые яркие впечатления. На сцене это был сгусток невероятной энергии, в личном общении – спокойный, собранный, вдумчивый и очень доброжелательный человек. Впоследствии, я часто вспоминал эту встречу, и известие об аварии воспринял с болью. Когда сам в 2013 году попал в тяжелую аварию, пример Николая Петровича Караченцова и его семьи давал мне силы в борьбе за жизнь.

В дни, когда любимого многими артиста проводили в последний путь, в память о нем, я счел возможным опубликовать интервью, которое мне довелось взять почти 15 лет назад…

Юрий Ильиных, руководитель медиагруппы «Планета-Сервис»

 

– Уважаемый Николай Петрович! Вас любит зритель, Вы – талантливый актер, Вы на протяжении длительного времени (с 1967 года) преданны одному-единственному театру – «Ленкому». Однажды Вы сказали, что хотели бы быть самым великим актером в мире…

– Знаете, это фразу нельзя вырывать из контекста. Есть такое понятие – тщеславие, – оно дурное. Есть честолюбие, – это, то, что движет человека в творчестве вперед и вверх. И еже-ли я могу ставить себе задачу стать самым великим актером в мире, трезво понимая, что это может и не получится никогда, то это я именно ставлю себе задачу, чтобы было куда стремиться. А если я буду думать, что стану самым великим актером в мире и за это получу 2 миллиона долларов, «Оскара» и звание лауреата государственной премии, то это дурное качество, и оно для меня не важно. Мне важно уметь выполнять в своей профессии качественно те задачи, которые я себе поставил. Поэтому нельзя эти слова вырывать из контекста, иначе они будут звучать заносчиво и глупо, как зазнайство.

– Все вышеприведенные факты характеризуют Вас, как человека, прежде всего. Скажите, что способствовало формированию в Вашем характере этих черт?

– Конечно, нас создает жизнь. Но я буду бесконечно благодарить господа Бога за то, что у меня была такая мама. Потому что, с одной стороны, я не знаю более красивого, более доброго, более умного человека, и в то же время, мама была руководителем, она могла быть очень жестким человеком, что говорит о ее цельности. И она очень много подарила мне в этой жизни. Я себя иногда ругаю, что мне не хватает такой ее твердости. Я бы очень хотел на нее походить.

Мама очень много ездила, я часто оставался один. Я вырос в Москве на Чистых Прудах. Двор тоже, наверное, какое-то воспитание дал мне. И я не говорю о каком-то хулиганстве, нет. Извините за жаргон, но скажем, двором в меня было вложено понятие: «чем больше «понтов», тем меньше существа». Ни разу не подводило. Я всегда понимал, что доказывать, утверждать себя я имею право вот здесь, на сцене или перед объективом кинокамеры, а за столом или в компании – это не дело. Поэтому организм впитывал все, как лакмусовая бумажка.

Сначала мальчишка, потом институт… Сумасшедший конкурс – триста человек на место! И эти стены, и эти педагоги! Фантастика! Чума, как говорят сегодня дети. Я не знаю, какое количество студентов на одном курсе здесь в университете (ГАГУ), а у нас был курс – 20 человек. 9 педагогов только по мастерству актера. Обязательно должны быть на каждом курсе «старики». На нашем курсе были Виктор Яковлевич Станицын, Василий Осипович Топорков. То, что они нам передали – бесценно. Например, когда Станицына избрали академиком Национальной Академии искусств Великобритании, он там давал открытый урок и студенты его спросили: – трудно ли быть актером? Он ответил, что первые 20 лет – очень трудно, а дальше – еще трудней! Они были для нас примером во всем. Даже в том, как они выглядели. Нам вкладывалось, что если появляется человек старше меня, то независимо от того, как я к этому человеку отношусь, я должен вскочить и сказать: -Здравствуйте! Если это педагог, студентка, женщина, – безусловно! Сегодня же я могу видеть в некоторых театрах, что молодые ребята развалясь сидят, когда мимо проходят пожилые актрисы, которые, может не достигли больших званий, но тем не менее… Вот это потихонечку впитывалось…

И еще, в Костромской области есть село Щелыково. Находится оно неподалеку от городка Островское, раньше носившем поэтическое название Семеновское-Лапотное. В школьные годы я там проводил летние каникулы. Это бывшее имение Николая Александровича Островского. Когда-то это был дом отдыха Малого Театра. И туда, еще к самому Островскому приезжали актеры еще того старого Малого Театра. Например, Щепкин. Там был жив дух розыгрышей, дух капустников и, плюс – мужественность. Бывало, сидим ночью у костра, внизу – речка, глубина неизвестна, возникает идея – кто сможет перейти через эту речку, а дальше лес и кладбище. Если не испугался, прошел – молодец! Когда я, мальчишка, смотрел на этих актеров, думал, нет, я буду заниматься серьезным делом, а с ними буду дружить, они такие веселые, остроумные…

Конечно, очень много мне дал мой родной и любимый театр. Нами руководит Марк Анатольевич Захаров – это наше счастье. Театр самый модный, самый популярный, самый ажиотажный, а для меня и самый хороший. Лицо театра определяет его лидер. Марк Захаров создал удивительный театр. Собрал мощнейшую актерскую команду. Выходить на сцену с такими людьми, как Инна Михайловна Чурикова, Леонид Сергеевич Броневой, – какая это школа! А какая звездная у нас мужская сила: Саша Збруев, Саша Абдулов, Олег Янковский. Вроде совсем недавно были молодыми, а сейчас уже мастера: Саша Захарова, Дима Певцов, Витя Раков, Сережа Степанченко. Мне очень нравятся Олеся Железняк, Сережа Фролов, Анечка Большова – молодые ребята, недавно только пришли в театр, но живут уже его, нашим духом – Ленкомовским, и мне это очень дорого. Вот так и складывается жизнь.

– Часто ли Вам приходится бывать в Сибири?

– Непредсказуемо. График гастролей складывается, в первую очередь, в зависимости от моей занятости в театре и в кино. В свободные окна просто выстраивается очередь из городов, с которыми договорился мой директор. Бывает и Сибирь. Я поездил, конечно, очень много. И Сибирь всю объездил. Хотя, «всю» сказать нельзя – она такая громадная и есть еще много белых пятен. География моих поездок от Канады до Австралии, от Латинской Америки, Аргентины до Кубы. И это только то, куда я сам ездил. А сколько наш театр ездил! Где мы только не были! Это вся Европа, это Париж, это Нью-Йорк. Что там говорить, поездок очень много.

– Чем живете сейчас?

Буквально совсем недавно я выпустил новый спектакль. Его назвать новым довольно трудно, потому что он уже шел на нашей сцене. Спектакль был выпущен в 2000-м году. Называется он «Город миллионеров». Это пьеса Эдуардо де Филиппо Фелумена Мортурана. И в этом спектакле играли Армен Джигарханян и Инна Чурикова. Там много актеров, но ведущие роли играли они. Армен заболел. Случилась беда. Он восстановился, но уже этот спектакль играть не будет никогда. И Марк Анатольевич Захаров обратился ко мне с просьбой. Причем, он сказал, что это не будет ввод, это не будет замена, это не будет второй состав. Мы будем ставить новый спектакль. Т.е. это новая сценическая редакция спектакля. Совсем недавно я его выпустил, и сейчас 3-го и 4-го мая, по возвращении отсюда, буду играть премьеру. Так что, это основное, чем я живу. Ну а так, вот только сейчас закончил в одной картине сниматься. Лежат сценарии даже здесь у меня в номере в гостинице. Я читаю, думаю – соглашаться, не соглашаться, как распределить лето. Ну и, плюс вот эти поездки, плюс телевидение, плюс концерты, которые даже не знаю, как правильно их назвать, потому что они безумно ответственны. 22 февраля в Кремле был концерт, посвященный Дню защитника Отечества, а 8 мая я должен выйти на эту же сцену в концерте, посвященном Дню Победы. Так что, много всего.

Жителям Горно-Алтайска хочу сказать, я очень рад, что побывал в Горном Алтае – удивительные места. Жаль, мало времени, чтобы посмотреть все, что хочется и так, как хочется. Но даже те крупицы, которые я видел, удивительно красивы.

Сегодняшний зрительный зал мне сказал, что не зря здесь красивые места. Они красивы потому, что здесь живут красивые люди. Если так можно сказать, зал меня очень хорошо читал. Мне не нужно было «рассупонивать» что-то, разобъяснять, вдалбливать. Нет, мы говорили на одном языке. Мне это очень дорого. И, действительно, если здесь у вас сразу и Шукшин, и Золотухин, и Михаил Сергеевич Евдокимов (улыбается), то, пожалуй, не устанет наша земля рождать Платонов. А сколько нам подарил Саратов, Екатеринбург, Москва, Питер и так далее… Спасибо, что я живу в этой стране!

Интервью записано 30 апреля 2004 года в Горно-Алтайске

Region04.online cможет принять любую посещаемость благодаря кешированию WP Super Cache